URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:27 

19-ый день, месяца Жаркого Неба

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?

Приветствую тебя, путник.

Я рад, что ты посетил моё пристанище. Не бойся, проходи. Только оставь свои Маски вот здесь, у двери. Не бойся их никто не тронет. Ведь те кто увидят их, будут считать, что это Ты. Проходи гость, извини здесь негде присесть и мне нечем угостить тебя, лишь мои мысли, а они слишком эфемерны, чтобы утолить твой голод или согреть тебя. Вот если бы ты снял все свои Маски, тогда да...но раз нет, то хотя бы побеседуем. Что ты хочешь узнать? Если обо мне, то я уже всё сказал своим прозвищем. Если – что я здесь делаю, то я отвечу жду гостей. Ведь у меня нет тела и питаюсь я духовной пищей: мыслями, эмоциями, идеями. Не бойся гость, я не банальный вампир. Просто когда мне рассказывают хорошую историю или делятся мыслями насчёт чего бы то нибыло я чувствую себя менее одиноким.
Гость, я смотрю, Ты снял ещё одну Маску. Поздравляю... Гость, кто-ты? Человек, ангел, дух ил нечто иное. Жаль, что я не вижу тебя...

Недавно у меня был в гостях один Путник. Он очень заинтересовал меня. Представь Человек, который догадался о существовании Масок и даже борется с ними. Он называет их « драконьи шкуры», как прошлые Северяне. Он ушёл искать Солнце и пока не вернулся. Жаль. Скажи, Гость, что ты думаешь о его теории:


[I]...Знаешь, я начинаю понимать, что у меня всё-таки получилось надумать нечто, просто я этого не заметил. Так вот иерархия освобождения от «шкур», на мой взгляд, такова:
капуста—человек—псих—гений—бог.

Капуста—это растение, и этим всё сказано. Растительная масса.
Человек понимает, что он уже зделал первый шаг вверх. Он уже Видит вещи но не может творить Мир. Ему больше всего мешают «шкуры», что ещё на нём.
Псих—человек, который шагнул дальше, но не выдержал трансформы и завернулся в кокон из остатков кожуры и Мира, который он создал, но лишь для себя одного. Иначе эту стадию я назвал бы «очень одинокий эгоист».
Гений. Последняя ступенька эволюции сознания, которую выдерживает телесная оболочка.
Гений меняет Мир лишь своим присудствием, часто не замечая этого. Вокруг него крутится маховик энергии, который часто срывает маски с людей, просто находящихся рядом.
О состоянии бога я ничего не знаю. Уверен лишь, что при переходе тело не выдерживает, да и оно больше не нужно ...

Вот и всё. Тебе пора, мой Гость. Помни, Маски прирастают.
Мой тебе совет: в своей жизни Ты встретишь много перекрестков. Оставь на каждом из них одну свою личину и тебе будет легче выбрать дальнейшую дорогу, а кроме того, Ты больше никогда не заблудишься.


23:45 

История первая.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Однажды, когда небо было серым, как мои глаза, пять Масок и Личин восстали против меня. Они исчезли, растворившись в сумерках: Маски Осторожности, Любопытства, Неожиданного Предательства и Личины Грубияна и Лжеца. Утром, заметив пропажу, я хотел отправиться на поиски, но издалека до меня донёсся страшный голос, что выкрикивал ругательства в мой адрес: «Мимик, ты идиот, дебил, пустое место! Ты никто, лишь сборище жалких теней и и обрывков! Пустоголовый имбецил! Вот ты кто! Пустобрех и демагог! (тут он мне польстил) Выродок безродный...» и так далее. Когда он начал повторяться в оскорблениях я отправил к нему свою Личину Война, с Мечом Гнева в одной руке и цепью Повиновения в другой. Через час Воин вернулся, таща на цепи Личину Грубияна.
-Один,-сказал я.
Поймать Любопытство оказалось ещё проще. Натянув Маску Клоуна, я начал жонглировать мячиками, сделанными из слов. Когда Любопытство выглянуло на поляну, я оглушил его, метнув один из мячиков прямо в лоб беглецу.
-Два,-сказал я.
Потом я отправился на охоту за Осторожностью, понимая, что найти её будет непросто. Долго шёл я сквозь лес по маленькой тропке и встретил старца. Он сидел с закрытыми глазами на поваленом дереве и улыбался. Я спросил старца, не пробегала ли поблизости Осторожность. Старик не открывая глаз ответил что нет, он не пробегала и снова заулыбался. Какое-то подозреение копошилось внутри меня и я попросил его открыть на секунду глаза. Он отказался. Я снова попросил, уже настойчивей. Он ответил:
-Нам незачем смотреть друг другу в глаза, Мимик.
-Ты знаешь моё имя, а я кажется знаю твоё,- сказал я и поднял старцу веко, а оттуда на меня глянула Пустота.
-Три,-сказал я.–Здравствуй, Лжец. Я нашёл тебя.
Я приставил к его горлу лезвие Правды и, Лжец сказал, что Осторожность прячется в дупле ближайшего дуба. Я послал Личину Охотника, вооружив его сетью Внезапности.Охотник поймал Осторожность и принёс её мне.
-Четыре,-сказал я.
-Пять,-ответил голос Неожиданного Предательства, а через мгновение тяжёлая дубинка опустилась на мою голову. Здравствуй, Темнота.

Темнота поприветствовала меня, и мы разговорились. Обсудили последние новости Кровавой Войны, вспомнили старые времена, я пригласил её зайти как-нибудь ко мне в гости, а она подарила мне новую Личину Ночного Убийцы.
Потом я пришёл в себя и увидел Предательство, которое деловито варило что-то в котелке. Я был связан по рукам и ногам, без возможности превратиться, например, в ящерку и убежать, так как ,пока я был без сознания, пленитель убил мою Маску Доверчивости и сделал из её кожи верёвки, а остольное собирался приготовить и сьесть. Так как сделать ничего я не мог, то пришлось лежать и думать о приятном, но как-то не очень получалось, ведь у меня ужасно затекли руки. «Вот они – недостатки наличия телесной оболочки,-думал я. Хотя и преимуществ в ней тоже много.»
Доев Доверчивость, Предательство выкурило сигарету, усмехнулось и, не попрощавшись, отправилось на Восток.
-Ещё увидимся,-крикнул я вдогонку.
-Сомневаюсь,-донёсся ответ и всё затихло.
Прошло время. Потом ещё одно. Никто не появлялся. От скуки я сочинял стихи, а когда надоело, то прикинулся спящим и стал слушать, чем занимаются мои Маски. Двое играли в шашки, а остальные о чём-то ожесточённо спорили.
Вдруг в лесу послышался шорох и чьи-то шаги, и ,вскоре, на поляну вышел человек. Я знал его, это был Мастер. Его так звали, так как он мог сделать всё что угодно: миску, книгу, душу, телефон, меч, мяч, ухо, корову и так далее. Мог сделать бога. Причём самого настоящего. Но сам воспользоваться своими творениями не мог. Не мог и всё тут. Такой Закон. Мы с ним чем-то похожи: Я могу превратить во что угодно себя, но ничем не могу помочь другим. Он же мог создать любой предмет, понятие или эмоцию, но спроецировать их на себя было вне его возможностей. И мы друг другу завидовали.
-Мастер, какая встреча!-крикнул я. Сколько лет, сколько зим. Я ужасно рад тебя видеть.
-Да неужели?-буркнул он в ответ.
-Ага,-сказал я(закрыв глаза).
-Ты что здесь делаешь?
-Так, лежу...Не поможешь снять эти верёвки?
Мастер немного подумал, а после самодовольно протянул:
-Не-а-а.
-Ну как хочешь. Я освобожусь сам, а после обойду всю ведомую Ойкумену и каждому расскажу, что Мастер – врун! Он утверждает, что может сделать всё, а это неправда.
-Это что ж я не умею?!-вскинулся Мастер (Наивный, как тролль, право слово).
-Ты не умеешь делать оддолжения! Вот так. Знакомый, почти друг и, кстати, довольно близкий родственник ( да, признаюсь, мы двоюродные братья) прошёл мимо не протянув руку помощи. Даже не руку – мизинца кватит, чтобы разорвать эти путы. Какой позор для семьи. Фу-у!
-Хватит, хватит,-затараторил он, развязывая меня.-Только замолкни.
-Спасибо, братишка,-сказал я ,растирая затёкшие руки. Ты просто супер. Если ты мне и пистолет сделаешь, то я подарю тебе свою Маску Счастья. Хочешь?

На том и порешили. Он сделал мне пистолет из какого-то камня, а я подарил ему Маску. Он был счаслив. Я же долго искал Предательство, пока не обнаружил его в одном из ночных клубов. Тут пригодилась личина Ночного Убийцы и, выйдя на улицу, Предательство упало в мокрый снег с дыркой в голове.
Прошло время, я снова начал верить другим, вмемте с Доверием родилось Счастье.
Таким было последнее восстание Масок и Личин.
Мимик.

20-ый день, месяца Жаркого Неба.


23:14 

Идея » Вдохновение » Реальность » Пауза » Идея » ...

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
...Порою холмы слов таят в себе маленькие светлые камни ослепительной глубины. Эти самоцветы, созданные могучей Волей или, не мение могучим, Случаем, видны лишь тем, чьи глаза раскрыты звёздам. Лишь способный Видеть сможет наполнить заветную шкатулку, уйдя в холмы за час до рассвета. А после, запершись в маленькой комнате, в свете тусклого ночника, этот счасливец будет любоваться своим сокровищем, пока вдруг не поймёт, что камни пахнут снегом, а точнее, льдом. Синим льдом Настоящего ледника. Человек засмеётся и ссыпет самоцветы в красную железную кружку, и будет согревать их горячим дыханием, пока они не превратятся в лимонад, шипящий пузырьками и наполненный весёлыми искорками. А когда Человек выпьет его, то поймёт, что это были семена, и что пора спать, ведь в душе уже зеленеют ростки его Заколдованного Сада... Сада, что ,однажды, даст плоды, полные маленьких светлых семян ослепительной глубины. Когда же плоды лопнут, то крылатый дух-ветер закружит семена в хороводе, унося далеко в холмы, где растут маки и странные синие цветы, так похожие на шмелей... Пора спать, ведь деревья как дети, лучше всего растут во сне...

Янтарный Че.


@музыка: Ольга Арефьева "Чёрная флейта"

10:57 

Письма Солнцу. Фрагмент.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?


Я сижу и смотрю на закат. Точнее я полулежу и смотрю на линии света, что скользят сквозь занавески и влетают в гостинную под аккомпонемент губной гармошки, прощающейся с главным дедушкой России ХХ-ого века. Я обожаю этот час в этом доме: этот свет, этот ветер, что взвил шторы, подобно крыльям молодого альбатроса, этот вечер полный музыки, сквозь которую отчётливо проступает тишина. И мне отчётливо начинает казаться, что всё, что находится за пределом этого круга ощущений, предметов и мыслей, что я мыслю, чувствую и вижу в этот момент, перестало существовать. И мне становится страшно. Потом вспоминаются люди, которых я знаю и которыми дорожу, и я начинаю твердить, что это моё слишком раздутое воображение реагирует на гений Пелевина. Что это всего лишь побочная реакция «Чапаева и Пустоты». Дальше вступает в дело механизм самообмана, великолепно отработанный десятками поколений предков. Чтобы легче было жить.
Вдруг, сквозь навалившуюся, как земное притяжение на воскресшего из мёртвых, тишину, прорвался бой курантов и выводит из ступора. В голове пролетел калейдоскоп мыслей, включавший соло на мандолине Арефьевой, риторический вопрос о причине отсутствия музыки в данный момент и о бесстыдной относительности данного момент да и вообще любого момента нашей жизни. Пока мой мозг самоудовлетворялся жонглируя этими весьма сомнительно философскими мыслями, свет померк, а вместе с ним прошёл мой любимый час в этом доме. «– Дурак,»- проинформировал я сам себя. «Нельзя думать о постороннем, когда перед тобой во всей красе раскрывается гармония мироздания. Думать надо в темноте, как впрочем и многие другие вещи. Например танцевать.»
Я медленно смежил веки и тут же вспомнил, что много думать вредно. Тогда, открыв уши вовнутрь, моё тело медленно поплыло по течению очень широкой реки внутренней мелодии, безошибочно повторяя все ей бесконечные извивы. Сколько так продолжалось не знаю, но выдернула обратно меня Анна, дав по голове «спасательным» кругом реальности. Тогда я безошибочно понял - пришло время Письма...

Янтарный Че.

@музыка: "Good buy, Lenin"

20:31 

Холерик

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Человек шёл по улице. Вдруг, ему на глаза попался удивительный указатель. «Холерик» было написано на нём, и жёлтая стрелка задорно указывала вправо. Ведомый любопытством, человек двинулся туда, куда указывала стрелка и вскоре обнаружил ещё одну стрелку, тоже жёлтую. Всё более заинтигованный, он
шёл от указателя к указателю и, наконец, увидел большой щит, где снова было написано – «холерик», а чуть ниже – число 24. Стрелок больше не было. Человек возмущённо огляделся: «Я столько шёл, а где обещанный холерик? Беспредел!»
Он огляделся ещё раз, и его внимание привлекли качели, что с силой раскачивались из стороны в сторону в полном одиночестве. То есть без седока. Это были странные качели. Когда они взлетали влево, скрип был похож на чей-то смех или пение. Но когда они перелетали на правую сторону, то смех перерастал в крик злобы и истерику. Иногда качели делали «солнышко», на секунду зависая в высшей точке. Тогда наступала тишина, но через мгновение они снова падали вниз, с очередным приступом злобы или радости. На верхней перекладине был приколот лист бумаги с какой-то надписью, но шрифт был слишком мелкий, чтобы прочитать с того места, где стоял человек. Он стал приближаться к качелям, пытаясь разобрать написанное, но безуспешно. Шрифт как будто становился всё меньше и меньше. «Что за чертовщина», - думал человек, подходя всё ближе. Он сделал ещё шаг и буквы мгновенно стали чёткими.
«-Любопытство – это порок» - прочитал он.
«-БАМ!»,-сказали качели, отправляя его в нокаут, поцелуем в лоб.


Спустя несколько минут человек пришёл в себя. Он встал отряхнулся и ушёл не оглядываясь. И всё стало как прежде. Качели так же носились из стороны в сторону, всё также висел щит с надписью «холерик». Вот только вместо числа 24 появилось новое – 25.

@музыка: Арефьева."Кайф"

23:18 

Жёлтая стрела

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?


23:32 

Шамиль Пею. Стихи принцессы Атех.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Линия, паралельная линии моей мысли:

Однажды я задумалась над тем, почему люди теряют настойчивей, чем находят. Взяв в горсть два перстня с бирюзой - я кинула их в проем окна: за окном раздался звук падения только одного из перстней. Тогда я заглянула в свою душу - и увидала там недостающее. "Люди просто не там ищут", - сказала я, смеясь, своей душе и вынула из рукава второй перстень...

23:42 

Двадцать восемь правил для писателей. Автор неизвестен.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
1. Заменяя существительные местоимениями, позаботьтесь о пpавильном его согласовании.
2. Между нас говоpя: падеж местоимения тоже важен.
3. Если Вы хочете использовать глагол, то спpягать его нужно пpавильно, а не как того захотит автоp.
4. Глагол, кpоме того, всегда должны согласовываться в числе с существительными.
5. Hе надо нигде не использовать лишних отpицаний.
6. Плохо зная гpамматику, сложные констpукции должны употpебляться с остоpожностью.
7. Kотоpые являются пpидаточными пpедложениями, составлять надо пpавильно.
8. Мы хотим отметить, что менять лицо, от имени котоpого ведется изложение, автоp этих стpок не pекомендует.
9. Что касается незаконченных пpедложений.
10. Автоp использующий пpичастные обоpоты должен не забывать о пунктуации.
11. В письмах статьях докладах ставьте запятые пpи пеpечислении.
12. Hе используйте запятые, там, где они не нужны.
13. Вводные слова однако следует выделять запятыми.
14. Ставьте где надо твеpдый знак, или хотя бы апостpоф: обем статьи так все pавно не сэкономить.
15. Hе сокpащ.!
16. Пpовеpьте в тексте пpопущенных слов.
17. Автор должен железно просечь: хочешь неслабо выступить - завязывай с жаргоном.
18. Если неполные констpукции - плохо.
19. Маленькое замечание о повтоpениях, котоpые иногда встpечаются в статьях, котоpые печатаются в жуpналах, котоpые издаются у нас и за pубежом, котоpые иногда затуманивают мысль, котоpую хотел высказать автоp, о котоpых мы и хотели сделать это замечание.
20. По нашему глубокому убеждению, мы полагаем, что автоp, когда он пишет статью, опpеделенно не должен пpиобpетать дуpную пpивычку, заключающуюся в том, чтобы использовать чеpесчуp много ненужных слов, котоpые в действительности совеpшенно не являются необходимыми для того, чтобы выpазить свою мысль.
21. Используйте паpаллельные констpукции не только для уточнения, но и пpояснить.
22. Вотще надеяться, что аpхаизмы в гpамоте будут споспешествовать пониманию оной.
23. Метафоpа - это гвоздь в ботинке, и лучше ее выполоть.
24. Пpавеpяйте по словаpю напесание слов.
25. Hеделите не делимое и не соединяйте pазно pодное, а кое что пишите чеpез дефис.
26. Штампам не должно быть места на стpаницах нашей печати.
27. Не зная падежов, не говори глупостев.
28. Кто ругается матом, тот х#ево воспитан.

00:20 

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Спокойной ночи, девочки и мальчики.

@музыка: Колибри. "Любовь и её конечности"

@настроение: ИГРИВОЕ

10:43 

Гомофобия - это неправильно

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?

Гомофобия - это неправильно
Я девочка, которую выгнали из собственного дома, потому что я призналась матери, что я лесбиянка.
Я проститутка, которая работает на улице, потому что никто не хочет принять на работу транссексуальную женщину.
Я сестра, которая крепко обнимает своего брата-гея этой ночью.
Мы родители, которые похоронили свою дочь слишком рано.
Я мужчина, который умер в одиночестве, потому что ко мне в палату не пустили человека, с которым я прожил 27 лет.
Я ребенок-сирота, просыпающийся ночью от кошмаров, потому что моей единственной любящий семьей могли быть двое отцов. Хорошо бы они могли усыновить меня.
Я думаю, я – счастливчик. После нападения я был в коме три недели, но спустя год, я, вероятно, снова смогу ходить.
Я не из тех, кому повезло. Я убил себя за несколько недель до окончания школы. Я просто не мог всего этого вынести.
Мы пара, которой было отказано в съеме квартиры, как только оказалось, что двое мужчин хотят снять комнату с одной кроватью.
Я человек, который не знает, каким туалетом воспользоваться, чтобы избежать скандала и вызова охраны.
Я мать, которая не может увидеться с детьми, которых я выносила, нянчила и растила. Суд решил, что я недостойна быть матерью, раз я живу с другой женщиной.
Я жертва домашнего насилия, на которую сразу стали косо смотреть и постарались побыстрее отделаться в службе поддержки, когда поняли, что мой партнер – женщина.
Я жертва домашнего насилия и мне некуда обратиться за поддержкой, потому что я – мужчина.
Я отец, который никогда не обнимал собственного сына, потому что всю жизнь боялся демонстрировать чувства к другим мужчинам.
Я преподаю домоводство, хотя хотела быть тренером по спорту, пока мне не сказали, что «они все лесбиянки».
Я мужчина, который умер, так как врачи скорой помощи прекратили лечить меня, поняв, что я – транссексуал.
Я человек, который все время чувствует себя виноватым. Мне кажется, что у меня не должно быть недостатков, раз мне приходится жить в обществе, которое ненавидит меня.
Я человек, который больше не ходит в церковь. Не потому что я потерял веру, но потому что для «таких как я» двери церкви закрыты.
Я человек, который вынужден скрывать то, в чем больше всего нуждается этот мир – любовь.

Воспроизведите этот пост, если вы считаете, что гомофобия – это неправильно.

@музыка: Ночные Снайперы. Альбом "рубеж"

@настроение: сочуствие

10:46 

А вот и обещанная ссылка

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Раздел обалденный. Как и весь сайт.

http://www.ark.ru/ins/zapoved/zapoved/index.html

@музыка: Снайперы. "Кошка"

@настроение: Весёлое

11:19 

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Дорогие Друзья, если вам не понравился новый дизайн - говорите прямо. Придумаю что-нибудь другое. Кстати хочу заметить, что большинство картинок, что здесь есть дело рук вашего покорного слуги.

Благодарю за вниминие.

@музыка: Умка. "Девочка с бородой"

11:35 

Герой

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Жестяные листы, сшитые кем-то в тетрадь,

Крепко хранят немногие имена тех,

Кому никогда не придётся всерьёз умирать.

Кому арендует бессмертие Мистер Смех.



Аллегории аксиом,

Паронимы и клише.

Отданные на слом

Нашей ржавой душе.



Рыбки в лампах и джинны в неводах спят,

За день умаявшись сотней чужих забот.

Город Желаний, гвардией Воли взят.

Гвардией Боли взят город Семи Ворот.



Лаконичный словесный понос,

Паронимы и клише.

Отданные под снос

В нашей пыльной душе.



Герои ставшие ныне ассинезаторами мечты,

Всегда узнают друг друга издалека.

Так уныло тянут кометы свои хвосты,

Что хочется выключить звук нажатьем курка.



Лёгкая поступь лис,

Паронимы и клише.

Отданные на «бис»

Нашей стылой душе.

.....

Герои, ставшие ныне ассинезаторами мечты,

Обожают запах полыни и фотографируют мосты.

15.08.05

@темы: Стихи

15:39 

Анонс.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Сейчас я удалюсь для мытья посуды. А после сяду писать одну вещь. Если всё пойдёт как задумано, то где-то в пол-десятого вечера по испанскому времени её можно будет прочитать. Идея очень хорошая, причём базируется на реальном случае, но за результат я, пока, не отвечаю.

Начальное название: Вагон(?)


До вечера.

Я приготовлю для кражи,
Всё что важного есть у меня.
Всё что горит - для огня.
Всё что болит - для врача.
Не плача и не крича,
Соберу воедино жизнь для палача.
О.А. "Чёрная флейта"

@музыка: "Сторона От" на полной громкости

@настроение: Хочется плакать и развернуть свой мир к Солнцу

10:07 

История вторая

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Это был конец очень длинного лета. Днём, солнечные лучи уже не так били по голове, а по ночам было даже прохладно, но город продолжал задыхаться. Полупустой город, полный пыли, шума отбойных молотков и дрёмы. «В августе в Мадриде нет даже Бога»,-говорят люди. Всё закрыто. Только туристы шастают вдоль очередной стройки в самом центре города. Мне кажется, что раньше их было гораздо меньше, в смысле строек. А туристов наоборот - больше.
Не знаю, почему я люблю мадридское метро. Одинаковые станции, странные запахи, семиминутные паузы между поездами. Никакого сравнения с московскими или, тем более, питерскими произведениями искусства. Но тут я чуствую себя необьяснимо уютно. Наверно, из-за малого количества пассажиров. Ну а в августе и подавно. И ещё у диктора, что обьявляет остановки, очень приятный голос.
Я сидел на скамейке, ожидая поезда. Держа в руках сборник рассказов Борхеса. Он гениален. Жаль, уже прочитан трижды. Табло над головой указывало, что до следующего поезда 14 минут. Перебор, даже для августа. На моей стороне платформы стояло двое мужчин, на другой - компания из четырёх пожилых дам. У одной в руке летал очень красивый сиреневый веер. Мужчина нервно бряцал наручными часами и поправлял галстук. Наверное он спешил, но «...город дышит очень медленно и человек становиться жертвой этого ритма...». Из черноты туннеля вырвался лёгкий ветерок, донёсщий призрачно-тихий стук колёс. Табло утверждало, что до прибытия поезда осталось 2 минуты. Верилось с трудом, ведь казалось, что стук колёс так близко, что его можно понюхать. Он пах мазутом. Но это лишь эхо эха, отражённого изгибающимся, подобно большой змее, тоннелем. Или тоннель – это нора, лаз в котором уже зажглись глаза огромной змеи. И она несёться вперед со стуком, скрипом и странным хлюпоньем. Хочет ворваться в твой маленький мирок, обвить своими смертельными кольцами, раздавить, разрушить все твои ожидания. Вот она совсем рядом, несётся на тебя, горят огромные глаза, хищно сверкает смертоносное тело, а посреди морды – зловещий красный ромб со надписью «Metro». Змея проноситься мимо и, вдруг, останавливается. Двери открываются, я захожу в вагон. Навождение рассеялось, остался лишь лёгкий аромат мазута. Ещё люблю метро за большое разнообразие вагонов. Никогда заранее не знаешь, что тебе попадётся. Может похожий на наши, а может вообще без сидений, или эти новые вагоны в которых интерьер, как на космическом корабле, с автоматическими дверями или такими,где нужно нажать кнопку, чтобы они открылись. Никогда не знаешь заранее.
Мне попался вагон с авто-дверями и сиденьями, расположенными перпендикулярно составу (как в автобусе). По два сидения друг на против друга. Внутри было несколько человек. Я занял место в центре вагона, спиной к движению. Напротив сидела пожилая женщина. Её глаза смотрели сквозь очки перед собой уныло и неопределённо. Синяя кофта в цветочек навевала мысли об одиночестве. А бежевая сумка лежала на коленях цепко удерживаемая сухими морщинистыми руками. За окном в бешеной пляске неслась стенка туннеля. Спустя мгновение она замедлила свой танец и раскрылась очередной безликой платформой. Двери открылись и кто-то вошёл в вагон. Я не видел и не слышал этого, но дама напротив вздрогнула и посмотрела куда-то за моей спиной. Было любопытно, но почему-то я не обернулся. Двери захлопнулись, поезд тронулся и вдруг женщина сказала:«Говорят, что он сильный и привлекательный, мне кажется, что наоборот». Я думал, что она обращается ко мне, но нет, слова адресовывались самой себе или кому-то невидимому. А она продолжала: «Говорят, сделал много хорошего, а зло, что он принёс кто-нибудь подсчитывал? Надо не забыть купить морковь. Давным-давно у меня была сестра. А теперь больше нет. Странно, почему когда что-то было, а потом исчезло, то всегда грустно, а когда чего-то небыло, а потом появилось, то весело не всегда. Наверно он знает. И яйца, яйца тоже надо купить. В конце концов правила игры придумал он. Я больше не люблю весну. Кто в этом виноват? Наверное, Рикардо. Ведь Рикардо умер много лет назад. А я его любила? Да, ведь он умер раньше меня. Значит это он меня не любил. Я всегда это знала. Всегда. Надо не забыть... Всегда...». Станции проносились. «Всегда. Надо не забыть... Всегда...». Одна за одной. Вагон пустел. Люди поглядывали на женщину, выходили. Предпоследняя остановка. Моя. Следующая – конечная. В вагоне лишь я, сеньора и он. Наверное. Я вышел. Не оглянувшись. Двери закрылись и поезд скрылся в темноте. Почти пустой поезд с двумя пассажирами. На пол-пути до конечной станции.

Мадрид 25.08.05

14:10 

Complement

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Иллюстрация ко второй истории .

@музыка: Океан Ельзи "Суперсиметрия"

@настроение: Завтра я мигрирую (3500км)

23:02 

Первая ласточка весны.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
ЗНАЕШЬ, Я ПОНЯЛ, ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ, ИСПИСЫВАЯ ЖЁЛТЫЕ ЛИСТЫ ПРОСТЫМИ КАРАНДАШАМИ. МЫ СРЫВАЕМ ПОКРЫВАЛА С НАС САМИХ, МЫ ДЕЛИМСЯ ДУШОЙ , МЫ ДЕЛИМСЯ ЕЮ СО ВСЕМ МИРОМ, А ОНА НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ, МЫ ЛЮБИМ, МЫ ПОМНИМ, МЫ УЗНАЁМ ДРУГИХ, НАПИСАВ ПРО СЕБЯ ПОД ДРУГИМ ИМЕНЕМ. КОГДА МЫ ПИШЕМ - МЫ ЗАБЫВАЕМ КАК НАС ЗОВУТ, ПОТОМУ ЧТО НАС НИКТО НЕ ЗОВЁТ. ЭТО МЫ ЗОВЁМ МИР. ЭТО НАС ЗОВУТ МИР. МЫ ВМЕСТЕ. МЫ ДЕТИ ПОВСЕДНЕВНОСТИ С БУКЕТОМ ЖЁЛТЫХ ТЮЛЬПАНОВ. МЫ ИДЁМ ПО ТУМАННОЙ ДОРОГЕ В СТРАНУ ВЕЧНОГО УТРА, И ПАХНЕТ СОЦВЕТИЕ ЯБЛОНИ, РОНЯЯ ЛЕПЕСТКИ НА ТВОИ ВОЛОСЫ, И ПРОВОЖАЮТ НАС БЕЛЫЕ ЛАНИ, ПЕЧАЛЬНО МОРГАЯ БОЛЬШИМИ ГЛАЗАМИ,И МЫ МОЛЧИМ, ВЕДЬ ЛИШЬ ТИШИНА ВЛАВСТВУЕТ ЗДЕСЬ. ТИШИНА И ПЕСНЯ ЖАВОРОНКА.
давно.давно.давно.

23:08 

Память.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
Как только выключился светильник, темнота нагло вылезла из-под тумбочки, прыснула из-за шкафа, просочилась между половиц. Тени испуганно метнулись к светлой полоске под дверью. «Боятся, значит уважают», презрительно подумала тьма. Она ненавидела этих выродков, этих отщепенцев, что трусливо жались к свету, лишь стоило появиться поблизости истинной хозяйке ночи.

23:48 

...

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?
...лица бабочками разлетаются вокруг тех, чьи губы едины поцелуем без мыслей и планов :



Почему я пишу стихи?

Почему я читаю книги?

Почему я слушаю тебя?

Почему я говорю с тобой?



Я пишу, потому что умею писать.

Я читаю, потому что умею читать.

Я слушаю, потому что ты говоришь со мной.

Я говорю, потому что люблю тебя.



Нимб из света и волос над твоей головой.

Нимб из неба вокруг твоих зрачков.

Нимб из мыслей опаясывает взлётное поле.

Нимб-- это всё же чуть больше, чем аура.

@музыка: Гришковец

@настроение: Эйфория

@темы: Стихи

01:27 

Лестница.

Show me the waves Slaves of the sea Is there a swirl an oyster pearl inside of me ?


Человек поднимался по лестнице, перешагивая через ступеньку. Ему так нравилось, идти широко переставляя ноги и стремясь вперёд. Лестница была бесконечной, и поэтому он совершенно не уставал. Только книга, что мужчина нёс в руке немного мешала при ходьбе. Выбросить же её было жалко, ведь это единственная вещь, что он нашёл на этих нескончаемых пролётах. Книга выглядела довольно старой и потрёпанной. Жёлтая обложка без надписей и примерная толщина в четыре сотни страниц, это всё, что было извесно человеку, ведь он никогда её не открывал, по причине нехватки времени. Путник привык доводить все свои дела до конца, а потому хотел сначала пройти всю лестницу, хотя свято верил в её бесконечность. Была идея читать на ходу, но некоторые ступеньки начали просто исчезать. Идти пришлось осторожно, и не о каком чтении не могло быть и речи. Со всех сторон лестницу окружала синева. Яркая, как глаза человека и мягкая, как его волосы. Ещё там был ветер, который подчинялся системе, давно разгаданной путником. И вот, когда ветер должен был снова подуть в лицо, он вдруг налетел со всех сторон, а потом наступило затишье, но человек не замечал этого. Он смотрел на лестницу перед собой. Смотрел и не видел ничего, потому что она кончилась. Человек сел на предпоследнюю ступеньку и медленно открыл книгу на оглавлении.
Лестницы.................................................................69
"Ага", - сказал путник, ногтем подчёркивая окончание этого слова. Потом он положил книгу на ступеньки, выпрямился, поглядел по сторонам и уверено устремился вперёд, как всегда, через ступеньку.

Волны с перехлестом

главная